Вы находитесь здесь: Главная страница Документы адвокатов Статьи Сами расследуем, сами экспертизы проводим… / Themselves investigating themselves expertise is carried out…
  • Увеличить шрифт
  • Исходный шрифт
  • Уменьшить шрифт
Поиск

Адвокатское содружество

Сами расследуем, сами экспертизы проводим… / Themselves investigating themselves expertise is carried out…

Аннотация:

Статья посвящена проблеме, связанной с неправомерным проведением Следственным комитетом Ф судебных экспертиз по уголовным делам, находящимся в производстве следователей этого государственного органа.

Article is devoted to a problem with the illegal conduct of the Investigative Committee of the Russian Federation forensic examinations in criminal cases are processed by investigators of the public authority.

Ключевые слова: Следственный Комитет Российской Федерации, Производство экспертиз по уголовным делам, Эксперты

The Investigative Committee of the Russian Federation, Manufacturing expertise in criminal matters, Experts


Силами Следственного Комитета Российской Федерации (СК РФ) проводятся экспертизы по уголовным делам.

При этом игнорируется, что производство экспертиз по закону возможно только в рамках государственной судебно-экспертной деятельности. СК РФ имеет право на осуществление судебно-экспертной деятельности, что предполагает лишь организацию экспертиз в государственных экспертных учреждениях.

Кроме того, правоприменителями, в том числе и судами, игнорируется, что, как следователь СК РФ, так и «эксперт» структурного подразделения СК РФ, имеют общего процессуального руководителя – Председателя СК РФ. Говоря иначе, «эксперт», в нарушение закона, зависим от стороны обвинения – общего для него и следователя процессуального руководителя следственного органа, правомочного давать следователю указание о назначении экспертизы, а подчиненному по службе «эксперту» – поручать производство этой экспертизы.

По закону все это является недопустимым.

Исправление сложившегося положения видится в выделении экспертного учреждения СК РФ в самостоятельное юридическое лицо, независимое от СК РФ по службе, а также в процессуальном порядке. Ссылки защитников права на производство экспертиз в СК РФ на то, что уже сложилась система именно такой работы в рамках этого органа, где создана инфраструктура и материальная база её осуществления, а также на большие сроки производства экспертиз в государственных экспертных учреждениях, к правовому решению проблемы отношения не имеют.

Подоплекой такой мотивации может быть лишь стремление скрыть истинную цель - сохранение в СК РФ противоправной практики создания доказательств по указанию процессуального руководства следователей, в производстве которых находятся уголовные дела.

Нарушение закона в этой части, как полагаю, требует прокурорского вмешательства. В том числе по линии общего надзора, а также путем указания подчиненным прокурорам на необходимость признания таких «заключений экспертиз» недопустимыми доказательствами (ч.2 ст.88 УПК РФ). Соответствующая позиция прокурорами должна заниматься и при рассмотрении судами уголовных дел.

Конкретные аргументы в пользу приведенных выводов состоят в следующем.

В соответствии со ст.7 Федерального закона от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» с изменениями и дополнениями от: 30 декабря 2001 г., 5 февраля, 24 июля 2007 г., 28 июня 2009 г., 6 декабря 2011 г., 2 июля, 25 ноября 2013 г., при производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела.

На основании ст.9 этого закона, судебная экспертиза - процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

Согласно ст.70 УПК РФ эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей.

Стороной обвинения, согласно ст.5 УПК РФ, и является руководитель следственного органа – Председатель СК РФ, а также подчиненные ему руководители, обладающие процессуальными полномочиями, как в отношении следователей, которым они вправе дать указания о назначении экспертизы, так и в отношении подчиненных им по службе «экспертов», которым они вправе поручить производство этих экспертиз.

В соответствии с Положением о Главном управлении криминалистики Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, утвержденным Приказом Первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации – Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации №34 от 13 июля 2010 года, (Вестник Следственного комитета при прокуратуре РФ №3(9)-4(10)/2010), это Главное управление, где и проводятся «экспертизы», является структурным подразделением центрального аппарата Следственного комитета.

При этом следователи СК РФ с сотрудниками указанного Главного управления находятся в отношениях служебной и процессуальной соподчиненности и взаимозависимости.

В частности, согласно указанному Положению, Главное управление в соответствии со стоящими перед ними задачами осуществляет функции: истребует при необходимости из следственных органов уголовные дела и материалы, статистические и иные сведения; осуществляет проверки исполнения следственными органами нормативных правовых актов Следственного комитета, организационно-распорядительных документов Председателя следственного комитета и его заместителей, участвует в проверках организации расследования уголовных дел.

Указанные функции несовместимы и с требованиями ст.57 УПК РФ, согласно которой эксперт не вправе самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования. Такой же запрет содержится в ст.16 упомянутого Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Очевидно, что в соответствии с указанным Положением, на сотрудника структурного подразделения центрального аппарата СК РФ, в том числе и на «эксперта», вполне может быть возложена обязанность по истребованию уголовного дела от следователя любого подразделения СК РФ. Более того, отказ следователя представить дело в вышестоящий следственный орган, будет нарушением служебной дисциплины со всеми вытекающими последствиями.

Таким образом, налицо и служебная зависимость между следователем и «экспертом».

Более того, руководители Главного управления криминалистики Следственного комитета Российской Федерации, управлений и отделов, входящих в его структуру, заместители перечисленных руководителей следственных подразделений, обладают и другими процессуальными полномочиями в отношении следователей СК РФ.

Согласно п.3.10. Приказа СК РФ №5 от 15 января 2011 года «Об установлении объема и пределов процессуальных полномочий руководителей следственных органов (следственных подразделений) системы Следственного комитета Российской Федерации», на указанных должностных лиц возложены процессуальные полномочия по проверке материалов уголовных дел и материалов проверок сообщений о преступлениях; по отмене незаконных и необоснованных решений о приостановлении производства по уголовному делу, о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, об отказе в возбуждении уголовного дела; по даче письменных указаний о направлении расследования, о производстве отдельных следственных действий.

Очевидно, что всеми этими полномочиями обладает и Председатель СК РФ.

Получается, сами работники СК РФ руководят следствием, сами дают обязательные для исполнения письменные указания следователю, в том числе о назначении экспертизы, да еще и сами создают доказательства – составляют заключения эксперта по уголовным делам… Такое поведение явно противоречит ст.70 УПК РФ, а также принципу объективности предварительного расследования, закрепленному в ст.152 УПК РФ. Осталось коллегии СК только выносить приговоры и приводить их в исполнение… Больший вред имиджу правоохранительной системе России, в том числе за границей, представить трудно.

Всякие ссылки на полномочия СК РФ осуществлять судебно-экспертную деятельность в соответствии с Положением «О следственном комитете Российской Федерации», утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 14.01.2011, не соответствуют требованиям упомянутого Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Согласно преамбуле этого закона, он «определяет правовую основу, принципы организации и основные направления государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации (далее - государственная судебно-экспертная деятельность) в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве».

В соответствии со ст.1 этого закона предусмотрена государственная судебно-экспертная деятельность, которая осуществляется в процессе судопроизводства государственными судебно-экспертными учреждениями и государственными судебными экспертами (далее также - эксперт), состоит в организации и производстве судебной экспертизы.

Понятие указанного Положения - «судебно-экспертная деятельность», закону неизвестно, а потому сотрудники СК РФ не вправе производить судебные экспертизы, что возможно только в рамках государственной судебно-экспертной деятельности.

Следовательно, «эксперты» СК РФ вправе лишь оказывать помощь следователям в назначении судебных экспертиз в соответствующих государственных экспертных учреждениях. Именно в этом и заключается «судебно-экспертная деятельность». Этот вывод прямо вытекает также из преамбулы упомянутого Положения о Главном управлении криминалистики Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, в которой указано:

«С учетом стоящих задач и представленных полномочий Главное управление в своей работе взаимодействует с другими структурными подразделениями центрального аппарата Следственного комитета, следственными управлениями Следственного комитета по субъектам Российской Федерации, приравненными к ним специализированными следственными органами, иными организациями и органами, входящими в систему Следственного комитета, другими правоохранительными органами и специальными службами, научными, образовательными и экспертными учреждениями».

Таким образом, признание за сотрудниками этого Главного управления права дачи заключений эксперта, являющихся в соответствии со ст.74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу, несовместимо с требованиями закона, а также с наличием у них указанных служебных и процессуальных полномочий, в связи с чем эти заключения эксперта по уголовным делам подлежат исключению, как полученные с нарушением УПК РФ.

Подтверждает правильность этих выводов и то, что в п.7 упомянутого Положения «О следственном комитете Российской Федерации», указано, что Следственный комитет осуществляет свои полномочия в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В Федеральном законе, о чем уже сказано, нет понятия «судебно-экспертная деятельность», а только «государственная судебно-экспертная деятельность». В этой связи деятельность служащих СК РФ не может пониматься, как та, которая дает возможность организации и производства судебной экспертизы по уголовным делам, а только организации экспертизы. Как и предусмотрено приведенным Положением о Главном управлении криминалистики Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации.

Не соответствуют закону и всякие утверждения о правомочности поручения производства экспертизы по уголовным делам «экспертам» указанного Главного управления, как «лицам, обладающим специальными знаниями и назначенными в порядке, установленном УПК РФ, для производства судебной экспертизы и дачи заключения».

Во-первых, при этом прямо игнорируется, что прямым и непосредственным начальником всех следователей и экспертов в СК РФ является Председатель СК РФ. Он же – сторона процесса. Эксперт же не может быть в какой-либо зависимости от сторон.

Во-вторых, не учитывается, что сотрудники СК РФ являются не частными лицами, а государственными служащими соответствующего органа государственной власти, которые вправе осуществлять только функции, которыми наделен законом государственный орган, в котором они проходят службу. СК РФ, о чем уже сказано, правом на производство судебных экспертиз по уголовным делам законом не наделен.

Оппонентами указанной точки зрения игнорировано и то, что такого рода случаи «ведомственного исследования», прямо предусмотрены п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», согласно которому справки, акты, заключения и иные формы фиксации результатов ведомственного или другого исследования, полученные по запросу органов предварительного следствия или суда, не могут рассматриваться как заключение эксперта и служить основанием к отказу в проведении судебной экспертизы.

Если принять во внимание указанные разъяснения носящего нормативно-правовой характер постановления Пленума, то станет понятным, что в ст.35 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах», в которой говорится о проведении без лицензии экспертиз с использованием наркотических средств в экспертных подразделениях Следственного комитета Российской Федерации, речь идет именно о ведомственных заключениях таких экспертиз, проведение которых не может служить основанием к отказу в проведении судебной экспертизы.

По словам секретаря Пленума, судьи Верховного Суда РФ, доктора юридических наук, заслуженного юриста России В.В.Дорошкова в интервью о судебной экспертизе по уголовным делам (публиковано по адресу: http://ceur.ru/en/library/articles/item101158/) , Следственный комитет среди прочих ведомств обращался в Верховный Суд РФ с просьбой «дать разъяснения по применению действующих норм, поскольку подходы к их применению на практике разные». Он же пояснил, что при подготовке данного Постановления были привлечены представители и Следственного комитета.

В этой связи не понятно, почему СК РФ считает возможным проводить судебные экспертизы по уголовным делам, что явно противоречит разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ.

Между тем еще только значатся в проекте №306504-6 федерального закона «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» подразделения СК РФ, как имеющие право на производство судебных экспертиз по уголовным делам.

В частности, в пояснительной записке к подготовленному Минюстом РФ законопроекту «О судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», внесенному в Государственную Думу Правительством РФ 29.06.2013 за № 3746-П, в качестве органа, обладающего правом создавать экспертные организации, указан Следственный комитет РФ. В записке отмечено: «Правом создания специализированных экспертных организаций и экспертных подразделений наделяются федеральные органы государственной власти (в т.ч. Следственный комитет Российской Федерации), уполномоченные в области судебно-экспертной деятельности, созданные для организации и производства судебной экспертизы». Опубликована записка на сайте ГД по адресу:

http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=306504-6&02

Пока же в статье 11 действующего закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» упоминания о Следственном комитете РФ в указанном контексте не имеется. Эта статья имеет следующее содержание:

«Статья 11. Государственные судебно-экспертные учреждения

Государственными судебно-экспертными учреждениями являются специализированные учреждения федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, созданные для обеспечения исполнения полномочий судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей посредством организации и производства судебной экспертизы».

Изложенное также не дает оснований для вывода о соответствии закону практики производства судебных экспертиз по уголовным делам силами СК РФ. Такое право еще только предполагается законодательно закрепить.

При этом нельзя согласиться с рядом мнений депутатов и должностных лиц в отношении указанного законопроекта в части полномочий СК РФ.

В частности, как следует из стенограммы заседания ГД от 20.11.2013, Борисенко Е. А., официальным представителем Правительства Российской Федерации, заместителем министра юстиции Российской Федерации (стенограмма заседания 20.11.2013) http://transcript.duma.gov.ru/node/3963/, утверждалось, будто «законопроект уточняет и конкретизирует положения процессуальных кодексов, не вступая в противоречие с ними». В действительности, как это видно, проведение судебных экспертиз по уголовным делам силами сотрудников СК РФ явно противоречит требованиям п.2 ч. 2 ст.70 УПК РФ, поскольку эксперт в таком случае находится в служебной и процессуальной зависимости от стороны обвинения. В этой связи представляется недопустимым наделение правом производства судебных экспертиз не только СК РФ, но и остальные государственные органы, занимающиеся дознанием или расследованием уголовных дел.

В этой связи не соответствует фактическим обстоятельствам и утверждение Борисенко Е. А. о том, будто «принятие закона позволит повысить качество правосудия и сократить количество судебных ошибок». Производство судебных экспертиз зависимыми от стороны обвинения «экспертами» всему этому способствовать не может априори. Поэтому в процессуальный закон и введена ст.70 УПК РФ.

Очень похоже на проявление лукавства утверждение указанного должностного лица о том, что «в результате принятия закона будут созданы механизмы судебно-экспертной деятельности, способствующие сокращению сроков производства экспертиз, отвечающие потребностям современного судопроизводства, будет обеспечен доступ к профессии судебного эксперта исключительно профессионалов, контроль качества экспертного производства и его научно обоснованного методического обеспечения».

Эти благие результаты заведомо не могут быть достигнуты принятием закона, противоречащего УПК РФ в указанной части. Общественно полезные последствия не могут быть порождены неправомерно созданными обстоятельствами.

Представляется, что указанные благоприятные последствия принятия закона с наделением СК РФ правом производства судебных экспертиз по уголовным делам, высказаны лишь на потребу публике. При этом сокрытым оказался главный мотив принятия закона с указанными полномочиями СК РФ – сохранение за стороной обвинения возможности создания доказательств обвинения (защиты) по уголовным делам, расследуемым следователями этого государственного органа. Если говорить о коррупционной составляющей, то она очевидна: какое хочется правоохранителям из СК РФ, такое заключение эксперта и будет получено. Очевидно, что при производстве судебных экспертиз независимыми от СК РФ государственными судебно-экспертными учреждениями, возможности для коррупционных действий были бы меньше (в СК РФ руководитель следственного органа может фактически приказать эксперту дать определенное заключение, при производстве экспертиз вне СК РФ характер заключения эксперта напрямую не связан с пожеланиями руководителя следственного органа).

В этой связи представляется правильным пожелание депутата Лихачёва В.Н., фракция КПРФ (та же стенограмма), «более внимательно, конструктивно и системно провести антикоррупционную экспертизу этого законопроекта».

Адвокат О.В.Назаров (адвокатский кабинет в городе Москве, регистрационный номер №77/232), тел.+7(903)742-64-41

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить